Домой Экологические новости Экология и бизнес Нефтяные сливки

Нефтяные сливки

70
0
Нефтяные сливки

Министерство природных ресурсов подготовило проект нового закона «О недрах». В начале следующей недели он будет передан в другие министерства «на обкатку». Надеюсь, это станет началом публичного обсуждения столь важного для страны закона.

Главное, не повторить старые ошибки. Все опять сосредоточились на проблеме, как выгоднее раздать недра в эксплуатацию. Напомню, что из нескольких десятков статей действующего Закона «О недрах», только в две посвящены тому, что надо контролировать добычу полезных ископаемых. Да и то в основном они декларативны, поскольку в них нет ни слова о том, кто и как это должен делать. И неудивительно, что эти статьи не работают. Например, в Законе «О недрах» четко сказано: «разработка месторождений осуществляется в соответствии с утвержденными техническими проектами» (ст. 23.2). Но ни одному ведомству до сих пор так и не было поручено «утверждать» проект разработки. Почему? Да потому что минпромэнерго «не в праве осуществлять функции по контролю и надзору» (п.7 Положения о Минэнерго от 16.06.2004 г.).

Федеральное агентство по недропользованию, находящееся в ведении минприроды, уполномочено осуществлять лишь «рассмотрение и согласование проектной и технической документации на разработку месторождений полезных ископаемых». Согласитесь, какие-то неопределенные полномочия получаются. Неизвестно даже, несет ли «согласовавший» какую-либо ответственность за свое решение. И, по сути, нефтяники работают бесконтрольно. Компании сами заказывают проекты и сами же их утверждают. Но ведь недра в России, как и везде в мире, находятся в государственной собственности. Передавая их в пользование, государство обязано (не должно, а именно обязано!) контролировать проектные условия добычи. Этого в России, к сожалению, пока не происходит.

На профессиональных схемах пласт, содержащий нефть, закрашен сплошным черным цветом. Может показаться, что это некий резервуар, наполненный нефтью, которую можно выкачивать «до дна». В действительности же это — известняк или песчаник. Нефть находится между их песчинками. Ниже нефтяного пласта — вода. Именно она, как поршень, выдавливает нефть через пробуренные скважины. Здесь главное, чтобы контакт «вода-нефть» поднимался равномерно, обеспечивая возможно большее извлечение углеводородного сырья. Поэтому на основе сложнейших расчетов, на которые уходит несколько месяцев, для каждой скважины устанавливается свой ежедневный «план». А число добывающих скважин, так называемая сетка скважин, определяется исходя из заданной цены нефти.

Но вот «черное золото» начало резко дорожать. Хочется добывать скорее и больше. Делается это просто: открывается задвижка на скважине, и отбор сырья увеличивается. Но теперь уже нефть засасывается из пласта неравномерно. В зоне скважины образуются языки воды. Они отсекают ту часть нефти, которую можно было бы добывать еще 10-15 лет. Однако в будущем извлечь ее не удастся. Таким образом, безвозвратно теряются многие миллионы тонн нефти.

Но, может быть, овчинка стоит выделки? Сегодня стране нужны деньги на экономические реформы, дескать, потом компенсируем потери новыми разработками. Не тут-то было. По оценке МПР, планируемая добыча нефти в России обеспечена разведанными запасами только до 2010 года. Да и возможности «задвижки» тоже не беспредельны. В 2000-2003 годах прирост добычи непрерывно увеличивался, а в этом году он ожидается в 1,5 раза ниже. Это первый звонок.

У нефтяного месторождения проектная мощность непостоянна. Сначала, пока идет разбуривание, она нарастает. Затем 3-5 лет продолжается постоянная добыча. И, наконец, начинается устойчивое падение по 10-15 процентов в год. Таким образом, чтобы только поддерживать сложившийся в стране уровень добычи, необходимо ежегодно вводить как минимум 10 процентов новых мощностей. А где их взять, если нет серьезных открытий? По данным председателя Комитета Госдумы по природным ресурсам и природопользованию г-жи Комаровой, разведанные запасы страны по нефти уменьшились, и к 2002 году составили 84,5 процента запасов 1991 года.

Все бы ничего, если бы у нас было много запасов, как это часто пишут в прессе. Но и это — миф. Да, сырьевые ресурсы у нас огромны, но тех, которые можно освоить рентабельно — всего 5 процентов. В общем, ситуация весьма напряженная. Поэтому имеющиеся запасы нужно использовать очень рачительно.

Мне довелось работать в нефтедобывающих странах — Алжире и Анголе, которые с первого года получения независимости установили жесткий контроль над соблюдением проектов разработки. Причем они одинаково присматривали как за национальными, так и за иностранными компаниями. В этих странах тогда царили разруха, голод, карточки. Каждая лишняя тонна нефти — на вес золота. И вот один наш геолог совместно с двумя специалистами иностранной компании предложили увеличить добычу. Их выслали из страны в три дня. Мотив — если специалист не понимает, что нельзя нарушать проект, он не нужен.

И это правильно. Необоснованное форсирование добычи нефти, обеспечивая интересы нынешнего поколения, оставляет «на бобах» будущие. В России же никто за это, по сути, не отвечает. Правда, Уголовный кодекс РФ предусматривает уголовную ответственность за нарушение утвержденного проекта разработки. Но это никого не пугает. Достаточно сказать, что штраф установлен в размере всего 20-50 тысяч рублей. Это при потере нефти на миллионы долларов!

В 2000 году была разработана «Энергетическая стратегия России на период до 2020 года», по которой в 2010 году добыча должна была составить 360 млн. тонн, а в 2020 году — 340 млн. тонн. Для этого необходимо было ввести дифференцированные налоговые ставки, освоить 20 месторождений на условиях соглашений о разделе продукции, сократить фонд простаивающих скважин. Ничего этого не сделано. Но оценки добычи нефти вдруг принципиально изменились. Через три года была утверждена новая редакция «Стратегии», в которой предыдущие расчеты назвали «критическим» вариантом. Были введены оптимистический и умеренный варианты, по которым добыча планируется существенно выше — на уровне 450-500 млн. тонн. Основой такого пересмотра оценок добычи, учитывая плачевную картину с приростом запасов, очевидно, послужил рост цен на нефть. Видимо, надо было обосновать форсирование добычи, которое, судя по всему, будет продолжаться исключительно за счет «задвижки», потенциал которой, как я уже говорил, подошел к критическому пределу.

Тем временем цены на «черное золото» продолжают устанавливать новые рекорды. Российская экономика буквально купается в потоке нефтедолларов. Не захлебнуться бы. Все это очень похоже на пир во время чумы.

Александр Перчик, заведующий кафедрой горного права Российского государственного университета нефти и газа им. и.м. Губкина

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

39 + = 45